Главная / Финансы / «Почему мы оказались бомжами?»

«Почему мы оказались бомжами?»

Фото: ТАСС

В понедельник, 8 апреля, бывшие сотрудники российского ОМОНа записали видеообращение о том, что их с семьями выселяют на улицу из служебных квартир, не предоставляя взамен другое жилье. Официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин сделал заявление, фактически подтвердившее претензии пенсионеров-силовиков к ведомству. Отсутствие жилья для сотрудников Грибакин объяснил «объективными причинами».

Дом цветов триколора

– Мы выполняли служебно-боевые задачи, в том числе в горячих точках, на Манежной, Болотной площадях, во время проведения чемпионата мира по футболу, Олимпийских игр и Кубка конфедераций. Мы ежедневно проходили службу на улицах города, но в результате сами оказались по выходе на пенсию вне закона. Почему сейчас мы и наши семьи оказались бомжами? Мы оказались незащищенными со стороны государства, которое охраняли на протяжении многих лет, не считаясь с личным временем и состоянием здоровья, – говорит на видео офицер Владимир Григорьев.

– По всем бумагам наш дом идет как казарма, но в нем обычные квартиры, однушки и двушки. Когда офицер выходит на пенсию, его выгоняют, суд принимает однозначное решение, – Григорьев рассказывает Радио Свобода о доме, в котором живет: номер 2 по улице Твардовского в московском районе Строгино. Там находится база и жилой городок ОМОНа.

Видео, за несколько дней собравшее более 30 тысяч просмотров, выложила в интернет Елена Рожкова, жена Владимира Пудовкина – бывшего омоновца, также снявшегося в ролике. Сейчас Рожкова занимается детьми, но раньше работала в сфере пиара: этим объясняется то, почему видео выложено на канале под названием «Агентство стратегических программ».

– Мы живем в красивейшем 16-этажном доме, раскрашенном в цвета триколора. У нас закрытая территория, мы ходим через КПП с вертушкой. Гостей пригласить очень сложно: нужно писать рапорт руководству. У нас трое детей, младшему 11 месяцев, дочка ходит в школу рядом с домом. Я в панике: куда идти? Я буду с маленьким ребенком где-то снимать квартиру? Нам говорят: езжайте по месту основной прописки. Основная прописка у нас в Тамбовской области, хотя в Тамбовской области у моего мужа – часть квартиры, в которой проживает его бывшая супруга. А в решении суда сказано: ведь есть же жилье, где человек прописан! – рассказывает Рожкова. – Муж вышел на пенсию в конце октября прошлого года. Буквально через неделю принесли уведомление о выселении. Муж рассказывал, что уведомление ему вручили под видеозапись. Уведомление очень странное: что нужно освободить «нежилое помещение», но при этом «согласно договору найма жилого помещения». Коммунальные услуги высчитывались из зарплаты мужа, есть документы, когда и сколько высчитывали. На каком основании выбиралась наша управляющая компания, непонятно: никакого собрания жильцов не было. Квитанции приходили как за жилое помещение, – добавляет она.

Квартирная очередь Росгвардии

– Когда я получила уведомление на выселение, я пошла в юридический отдел в отряде, там мне добрым голосом сказали: не надо, не связывайтесь, не подавайте в суд. На нас столько раз подавали и всегда проигрывали. Вы только нервы потратите. Есть закон, по которому человека, проработавшего в МВД более 10 лет, нельзя выселить из служебного жилья без предоставления другого жилья либо денег на его приобретение. Закон этот не соблюдается. Наше дело рассматривалось в Хорошевском районном суде, судья [Евгений] Яблоков. Он не захотел нас слушать. Я на заседании не была, был муж. Он говорит, что выглядело так, будто у них есть заготовленные решения и их штампуют, – рассказывает Рожкова.

– У нас уже есть решение о выселении. Мы писали в прокуратуру, делали запросы в Росгвардию. Наша семья стоит в очереди Росгвардии на получение единовременной социальной выплаты на приобретение жилья. Мы стоим с 2015 года, очередь не двигается. Мой муж является ветераном Афганистана и имеет преимущественное право на эту выплату. Мы в очереди 385-е. Я нигде не нашла информации, с какой скоростью и по какому принципу идет эта очередь, – добавляет она.

– Я на пенсии, пока живу здесь, но, видимо, я в следующей партии на выселение. Много семей уже съехали. Если грубо сказать – на Казанский вокзал, если помягче – по месту прописки. Прописан ты в Алтайском крае, вот туда и езжай, – рассказывает Григорьев.

При этом на территории городка ОМОНа на улице Твардовского построены два новых, но пока не заселенных многоэтажных дома.

Удар по власти

В пресс-службе Росгвардии Радио Свобода рекомендовали обратиться к заявлению её официального представителя Валерия Грибакина. Он фактически подтверждает рассказ своих бывших сотрудников: их выселяют в никуда из служебных квартир по окончании контракта. Грибакин утверждает, что для предоставления им жилья «делается всё возможное», но «по объективным причинам, это достаточно сложно».

Разгон демонстрантов на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года – один из эпизодов, на который ссылаются выселяемые из общежития сотрудники ОМОНа, говоря о несправедливости происходящего:

В чем эти причины заключаются, Грибакин не пояснил, зато привел статистику: «В 2018 году уволенными сотрудниками было освобождено 31 помещение (16 – в судебном порядке). В 2019 году – 3 помещения. В настоящее время продолжается работа по истребованию еще 34 помещений, в которых проживают бывшие сотрудники ОМОН и члены их семей. […] Стоит отметить, что по состоянию на апрель текущего года [есть] потребность нуждающихся в заселении в данное здание 40 семей действующих сотрудников ОМОН Росгвардии».

Член президиума организации «Офицеры России» Антон Цветков рассказал Радио Свобода, что он и его соратники планируют провести встречу с пенсионерами Росгвардии, записавшими видеообращение, подробно изучить ситуацию и поспособствовать тому, чтобы жилье им выделили. Цветков говорит, что у «Офицеров России» есть опыт диалога с руководителями Росгвардии и они «открыты для решения проблем».

Председатель Московского межрегионального профсоюза МВД и Росгвардии Михаил Пашкин рассказал Радио Свобода, что члены его профсоюза сталкивались с подобными попытками выселения. В судах юристам полицейского профсоюза эти попытки удавалось отбить: офицер, выходящий на пенсию, должен получить субсидию на покупку жилья. Пока субсидию государство ему не даст, за ним должно сохраняться служебное жилье.

Если власть это не поймет, скоро останется без своих защитников

– То, что сейчас происходит, наносит очень серьезный удар по власти. Если власть это не поймет, скоро останется без своих защитников. Тогда в Ингушетию, другие места некого будет посылать, – констатирует Пашкин.

По словам собеседника Радио Свобода в ФСБ, пожелавшего остаться неназванным, даже там у рядовых сотрудников не все просто с жильем: чекисты имеют право на льготную ипотеку, но растянута она так, что платить её нужно до 45 лет. Если же человека увольняют из ФСБ раньше положенного, он оказывается с большим долгом за собственную квартиру.

 

Читайте также:

  • Суд обязал Алексея Навального удалить из интернета видео про закупки еды для Росгвардии

  • Бойцы ОМОН из Хакасии стали победителями чемпионата региона по греко-римской борьбе

  • Суд вернул главе Росгвардии иск к Навальному на миллион рублей

  • Глава Росгвардии рассказал об успехах обучающегося в Англии внука

  • Росгвардия подаст в суд на РБК из-за публикации о закупках продовольствия


Источник: www.19rus.info

Смотрите также

Пенсионная реформа: Сколько лет жизни власть крадет у стариков

Фото: ТАСС Повышенные пособия пожилые россияне будут тратить на дорогие лекарства Мизерные пенсии укорачивают жизнь. ...