Главная / Финансы / «Мистеры Нет» для терпеливых и безответных

«Мистеры Нет» для терпеливых и безответных

Фото: government.ru

Чиновники стойко отказываются вносить хоть сколько-то заманчивые поправки в пенсионную реформу. Они сами себя загнали в организационный и финансовый тупик.

Ясно, что по-настоящему эффектные смягчения пенсионного переворота находятся в высочайшей компетенции и держатся в запасе на случай совсем уж неприятного оборота событий. Можно ведь, допустим, объявить, что возраст выхода повысится не на пять — восемь, а на три — четыре года. А то и вовсе отложить реформу.

Все это, повторю, может сделать Путин, но не могут ни Медведев, ни Силуанов, ни Голикова, ни Топилин. Они внесли этот проект и теперь обязаны отстаивать его таким, каков он есть.

Но и у невольников великого плана, занимающих, как-никак, высшие посты в российской исполнительной власти, должны быть заготовлены идеи и ресурсы, способные придать их начинанию политически съедобный вид. Самое время вынуть из запасников какие-то заманчивые новинки. Доходчиво разъяснить народу, какими государственными гарантиями будет обставлено мероприятие. С цифрами в руках рассказать, как будет подслащиваться пилюля.

Новый руководитель социального блока Татьяна Голикова вроде бы пообещала заменить балльную систему чем-то более понятным и убедительным. Очень кстати было бы сейчас предъявить какой-то новый порядок исчисления пенсий, способный утешить людей. Но обещания повисли в воздухе. Новый порядок то ли вообще не придуман, то ли увяз в инстанциях, которые должны его переварить и одобрить.

Похожая картина и с так называемым индивидуальным пенсионным капиталом. Если это начинание действительно заманчиво для будущих пенсионеров, то логично было бы уложить его в один пакет с увеличением возраста выхода. Но единой версии ИПК на сегодня нет, а те варианты, о которых что-то известно, кажется, могут только разозлить людей еще сильнее.

Таково состояние нашего высшего госменеджмента. Административная машина аврально навязывает народу нечто крайне неприятное, не позаботившись ни о каких амортизаторах.

 Пенсионный шок: Путин дрогнул, Медведев рухнул

Агитация за пенсионную реформу разделилась поэтому на два потока — лирико-безысходный и финансово-неубедительный.

Первый из них — это и увещевания социальных министров, клонящиеся к тому, что работать на старости лет куда полезнее и приятнее, чем получать пенсию. И заверения премьера Медведева на встрече с активом «Единой России», что, мол, пилюлю придется проглотить, нравится им это или нет. Раздраженным и напуганным слушателям этот тезис явно пришелся не по душе.

Что же до второго потока аргументов, то их излагает первый вице-премьер Силуанов при частичном участии министра труда и соцзащиты Топилина.

В 2024-м году средняя пенсия достигнет 20 тыс. руб. в месяц, пообещал Силуанов. И это при том, что по утверждению Топилина, в нынешнем предреформенном 2018-м она составит 14,4 тыс. руб. в месяц.

Наши начальники не балуют публику внятностью рассуждений. Это один из их способов работы с гражданами. Пенсии-то бывают разные. Но предположительно оба члена правительства имеют в виду так называемую среднюю страховую пенсию по старости, положенную тем, за кого в должном объеме и с должной продолжительностью вносились страховые взносы. Основная масса наших пенсионеров принадлежит именно к этой категории. По данным Пенсионного фонда, в 2017-м страховая пенсия по старости в среднем составила 13,8 тыс. руб.

Посмотрим на цифры. Шесть лет назад, в апреле 2012-го, средняя страховая пенсия по старости была в полтора раза меньше (в номинальном исчислении), чем названный Топилиным ее размер в 2018-м. Силуанов обещает через шесть лет увеличить ее номинальный размер в 1,4 раза по сравнению с нынешним уровнем. Меньше, чем было? Не обязательно. Инфляция сейчас ниже. Но какой она будет дальше, можно лишь гадать.

 Эх, пенсионный бог!

Однако пойдем навстречу начальству, согласимся с гипотезами наших финансовых ведомств и примем на предстоящую шестилетку четырехпроцентные темпы роста индекса потребительских цен в среднем за год. Тогда за шесть лет цены вырастут в 1,27 раза, а значит, реальные величины пенсий увеличатся в 2024-м на 10% по сравнению с нынешними. То есть будут расти в реальном выражении на 1,7% в год. Поскольку темпы роста реальных заработных плат в эти шесть лет, судя по официальным прогнозам, явно будут выше, то коэффициент замещения станет и дальше снижаться.

Вот, оказывается, и все, что готов пообещать честный первый вице-премьер. Разрыв в доходах между работающими и пенсионерами вовсе не будет сокращаться. Пресловутая реформа не даст людям даже этого. Наоборот, разница будет увеличиваться и впредь. А дополнительно Антон Силуанов отверг также и мысль о том, чтобы восстановить индексацию пенсий работающим пенсионерам, «приостановленную» два года назад. Настоящий «мистер Нет», как говорили когда-то о советских дипломатах молотовской школы.

Черствость и недальновидность? Не думаю. Просто первый вице-премьер согласился работать в том тупике, в который его поместили. А поскольку кривить душой он не любит, его обещания и предвидения соответствуют тем реальностям, среди которых он обитает.

В прошлом году поступление страховых взносов в Пенсионный фонд составило 4,5 трлн руб. Они покрыли примерно 70% расходов на страховые пенсии по старости. Разница, 2 трлн руб., пришла из федерального бюджета. Ничего особенного. Так было заведено издавна. Речь, повторю, о расходах только на ту категорию пенсий, ради финансирования которых взимаются страховые взносы. Общий бюджет Пенсионного фонда и получаемые им трансферты заметно больше этих цифр, так как обязанности ПФ гораздо шире. Запутанность и противоречивость статистики — важная часть казенных мероприятий, нацеленных на то, чтобы отбить у граждан охоту считать общественные деньги.

 «Пенсионерам мы денег давать не хотим»

Пенсионная реформа, нацеленная не только на сокращение числа получателей пенсий, но и на рост доходов пенсионеров, должна была бы сопровождаться каким-то ясными госгарантиями. Например, разовым увеличением и дальнейшей фиксацией в реальном исчислении величины федерального трансферта, направляемого в ПФ на субсидирование трудовых пенсий по старости.

Увеличить этот трансферт можно допдоходами от роста НДС, раз уж решились на эту варварскую меру, но куда лучше было бы ужать раздутые и непосильные траты на силовиков, госаппарат, привилегии монополистов, затратные начальственные увлечения и т. п. Но в том-то и дело, что вся масса этих расходов как раз и обеспечена настоящими госгарантиями, а на пенсии можно либо дать, что останется, либо просто возобновить печатанье денег. Согласившись работать в этих координатах, финансово-экономический блок выбирает первый вариант. А раз так, то гарантировать пенсионерам что-то существенное он не может в принципе, но зато надеется удержать инфляцию в рамках.

Новейший прогноз Минэкономразвития призывает готовиться к полному проблем и испытаний 2019 году. Предполагаемый рост ВВП снижен до 1,4%. Ожидаемые темпы роста цен могут пробить четырехпроцентный потолок. И все это, несмотря на сверхплановые нефтедоходы и на первый раунд уменьшения числа получателей пенсий. Таково ожидаемое давление тех расширяющихся госрасходов, которые, в отличие от пенсионных, защищены по-настоящему.

Что остается технократам и сислибам из финансово-экономического блока? Взять под козырек и отстаивать хотя бы устойчивость финансов. А это и значит: быть «мистерами Нет» по отношению к тем, в ком видят самых терпеливых и безответных.

Сергей Шелин, ИА РосБалт

Источник: www.19rus.info

Смотрите также

В Хакасии шесть многодетных семей получили автомобили

Фото: medvestnik.ru Сегодня шесть многодетных семей Хакасии получили восьмиместные пассажирские микроавтобусы «ГАЗ-3221». Стоимость каждого авто ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *