Главная / Финансы / Глава Минприроды Хакасии: обмануть его нетрудно, он сам обманываться рад?

Глава Минприроды Хакасии: обмануть его нетрудно, он сам обманываться рад?

На бардак с лесозаготовкой  в Таштыпском районе Хакасии живо отреагировал министр природных ресурсов и экологии РХ Юрий Соколов.

Напомним, в минувшую пятницу на 19rus.info появилась новость из газеты «Земля таштыпская». Местные журналисты озабочены (и уже не первый год), тем, что тайгу в Таштыпском районе рубят. Насколько вырубка леса законная, почему так много вырубается, ведется ли лесовосстановление?  Эти вопросы задали жители Нижнесирского сельсовета на встрече с новым руководством администрации Таштыпского района во главе с Алексеем Дьяченко. 

Директор АУ РХ Таштыплес» Алексей Сипкин заверил:

«Лишнее точно не вырубается. Есть определенный годовой план, дается государственное задание. Кроме того, мы же восстанавливаем леса. В этом году посадили почти 300 га. Сразу оговорюсь, занимаются у нас этим только в «Таштыплесе» и пять-шесть арендаторов. А вот остальные, которые заготавливают лес на дрова или выделяемые населению по 100 кубометров, только берут. Естественно никаким восстановлением леса, дорог они себя не утруждают.

Алексей Петрович согласился, что в этой отрасли много беспорядка. Нужно выводить нелегальных лесозаготовителей из тени, заставлять их платить налоги, брать на себя обязательства не только по вырубке леса, но и наведению порядка после себя. Именно это и стало поводом для переговоров с лесозаготовителями, которые уже состоялись на уровне администрации района.

Любопытно, в курсе ли министр природных ресурсов и экологии Юрий Соколов, задалось вопросом 19rus.info. А если в курсе, то что планирует делать в борьбе с нарушениями?

Пресс-служба Минприроды ответила на этот вопрос. в пресс-релизе следующего содержания.

«Государственные лесные инспекторы в 2017 году провели почти 4 тысячи проверок лесозаготовителей, что на 1 тысячу больше по сравнению с предыдущим годом. Под контролем — исполнение договорных обязательств по очистке лесосек, лесовосстановлению и охране леса от пожаров. По Лесному кодексу Российской Федерации арендаторы не только создают и выращивают лесные культуры на бывших лесосеках, но и содействуют естественному возобновлению лесов, а также оберегают их от огня.

Лесозаготовители в 2017 году выполнили лесовосстановительные работы на площади более 800 гектаров, преимущественно в Таштыпском районе. А рубки в минувшем году проводились по 14 договорам аренды на площади 652 гектара.

Лесопользователи предоставили лесные декларации и отчеты об использовании лесов.

Осуществлять усиленный контроль арендаторов помогает единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины и сделок с ней (ЕГАИС).

— Система позволяет отслеживать движение лесоматериалов, незамедлительно контролировать правомерность приобретения и отчуждения древесины, — отметил министр природных ресурсов и экологии Хакасии Юрий Соколов.

На сегодняшний день зарегистрировано 104 пункта приема и отгрузки древесины. В 2017 году за нарушение требований к организации деятельности пунктов привлечен к административной ответственности 41 нарушитель. Это индивидуальные предприниматели и юридические лица».

Похоже, с тем, что в Хакасии «пилят» тайгу, министр Юрий Соколов не желает соглашаться, полагаясь на систему под названием ЕГАИС. Но работает ли эта система в Хакасии — в Таштыпском районе сомневаются. 19rus.info, напомним, в постоянном режиме рассказывает о ситуации в лесной отрасли, которую в отличие от угледобывающей, власти не считают драйвером экономического роста Хакасии.

Еще в мае 20017 года  журналистка районной газеты Наталья Ковалева разложила по полочкам, что творится в тайге района. 

«Цифры впечатляют. Бюджет муниципалитета от основной отрасли экономики получает всего 3%. В чем же причина? Во-первых, это скрытая занятость в лесной отрасли и добыче. Не секрет, что зачастую люди работают в лесосеках и на пилорамах предпринимателей неофициально. Иначе говоря, без каких либо социальных гарантий, надежд на пенсии, больничные листы, отпускные. Вторая причина – часть лесозаготовляющих предприятий зарегистрирована за пределами района, а значит и налоги уходят мимо районного бюджета, а лес-то, между тем, рубят наш. И в-третьих, это незаконное предпринимательство, то есть тот случай, когда пилорама стоит якобы «для собственных нужд», а между тем пиломатериал идет на продажу.

Многочисленные «Лесные проблемы и вопросы» поднимались администрацией района на всех уровнях власти уже не раз. Достаточно вспомнить, что уже в июле 2007 года межведомственной комиссией района была проведена проверка деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей, действующих в лесопользовании. Еще тогда проверка выявила массу нарушений в области трудового, природоохранного законодательств. Тут же последовали обращения прокурору Республики Хакасия, министру внутренних дел, начальнику УФСБ, в налоговую инспекцию. В обращениях черным по белому значилось, что среди предприятий более половины показывали нулевую отчетность или не предоставляли отчетность вообще. А лес, между тем, рубили. На территории района действовало два десятка нелегальных пилорам. И заготовка леса велась буквально варварски – с нарушением всех мыслимых и немыслимых норм природоохранного законодательства.

Есть у этой медали и еще одна сторона – люди, неофициально занятые у лесозаготовителей и лесопереработчиков. Безвольные и запуганные грозящей безработицей люди, лишенные не только надежд на достойную пенсию, но и гарантированных выплат из соцстраха в случае несчастного случая. А тайга, как говорят сами мужики, свою жертву всегда берет. С регулярностью раз в год у нас гибнут и становятся инвалидами люди, чьи-то мужья, братья, сыновья… Село это знает. Да все это знают. Но спросить за их жизни не с кого. Их ведь официально нигде нет. Они – мертвые души, вроде есть, а вроде и нет.

Да, в этом случае за людей должно заступиться государство в лице прокуратуры, властей всех уровней, – вопрос этот даже и не экономический, вопрос этот стратегический. И хочется верить, что без ответа его не оставят. Но мы-то сами сколько можем молчать и мириться? Почему в данной ситуации мы становимся не на сторону государства, а на сторону тех, кто ради собственной выгоды забывает и про людей, и про район? Вот вопрос… Ответа на который пока не слышно.

Есть ли выход?

Специалист лесной отрасли Михаил Журба еще в сентябре 2017 года на «круглом столе», который проводило отделение ОНФ в Хакасии. В докладе он обозначил общие проблемы лесохозяйственного производства в РФ.  Они затрагивают и Хакасию.

«Так, назрела необходимость введения в законодательство норм о проведении аукционов на заготовку древесины по договорам купли-продажи лесных насаждений по сплошным рубкам для специализированных бюджетных или автономных учреждений, выполняющих работы по охране, защите и воспроизводству лесов.

Реформа лесного хозяйства 2006 года ликвидировала лесхозы, как хозяйствующие субъекты, привела к значительному снижению кадрового и технического потенциала лесного хозяйства и серьезно затронула основную территориальную единицу управления – лесничества. Кадры лесного хозяйства за прошедшие 10 лет значительно постарели, молодые специалисты не приходят из-за низкой заработной платы (15-17 тыс.руб.), тяжелых условий труда и т.д. Отсутствие кадровой политики в лесном хозяйстве привело к тому, что в органы управления зачастую приходят случайные люди.

Из нормативных документов исчезло понятие государственной лесной охраны со всеми вытекающими последствиями. Введение приставки «Лесная охрана» в Лесной Кодекс и другие нормативные документы не дает никаких социальных гарантий.

Организации лесного хозяйства, выполняющие целевые задачи, особенно в лесодефицитных районах, не в состоянии обеспечить свою жизнедеятельность без государственной поддержки, в результате чего идет накопление долговых обязательств, теряются возможности выполнения мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов. Назрела целесообразность выделения из лесного фонда территорий с особым режимом ведения лесного хозяйства и финансирования (лесодефицитные районы).

Прекратили свое существование территориальные структуры когда-то мощной Центральной базы авиационной охраны лесов. Существующее ФБУ «Авиалесоохрана» выполняет зачастую статистические функции, созданные группы Федерального резерва авиолесоохраны не в состоянии обслужить всю территорию Лесного фонда. Подразделения авиолесоохраны регионального подчинения маломощны и не в состоянии обеспечить должное выполнение поставленных задач.

В настоящее время снизилась достоверность информации о лесном фонде. Лесоустройство практически не проводится. Актуализация и другие инвентаризационные мероприятия являются жалкой попыткой решить проблему. В Лесном Кодексе РФ потерялась целая категория лесов – леса на землях сельскохозяйственного назначения. В настоящее время идет необратимый процесс их деградация, наблюдается тенденция сокращения полезащитных лесных полос и лесных насаждений на эродированных землях.

Подготовленная в развитие Лесного Кодекса нормативная база лесного хозяйства требует серьезной ревизии и доработки. Основные положения лесного законодательства в отдельных случаях отражают интересы крупных лесопромышленников.

Ничем не оправданный объем документооборота, в отдельных случаях отчетности двойного и тройного дублирующего характера, бесконечные проверки надзорных органов ведут к потере оперативности особенно в условиях высокой горимости лесов.

Не способствует оперативной работе существующая система закупок материально-технических ресурсов. Проблема целевого расходования бюджетных средств не позволяет тушить пожары на сопредельной территории, эти пожары в последствии переходят в лесной фонд широким фронтом и приводят к различного рода чрезвычайным ситуациям», — считает Михаил Журба.

Источник: www.19rus.info

Смотрите также

Хакасия берет на себя выпадающие доходы предприятий ЖКХ

Фото: pravdaurfo.ru Минфин Хакасии готов выплатить выпадающие доходы в жилищно-коммунальном хозяйстве РХ. Об этом сегодня ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *